21 апреля 2016 г.

Фазанье счастье в смоленской деревне


Чудесная история о том, как вера помогает победить болезнь и исполнять мечты.
В тот год, когда отец Сергий и матушка Юлия приехали в Шаталово, в гарнизоне творилось неладное. Говорят, не было и месяца, чтобы не справляли похороны. Умирали целыми семьями. Из Починка даже приезжал сам отец Николай – освящать гарнизон. В конце концов решили, что все беды из-за того, что нет церкви. Пригласили священника и его жену из Ярцева. И вот чудеса - беды прекратились. Но как только Володченковы покинули военный городок и переселились в «гражданскую» часть деревни, гарнизон… закрыли. Несколько лет в Шаталове ничего не происходило. Когда городок накрывали туманы, военный аэродром и вовсе впадал в анабиоз. В ожидании лучших времен он дремал под густой шапкой влажных облаков. Через несколько месяцев после того, как отец Сергий достроил храм, в Шаталово вернулись самолеты…


Небо. Вертолет. Храм

Матушка Юлия режет еще теплый пирог, отец Сергий разливает по кружкам чай. За стенкой музицируют три дочери Володченковых - Аня, Оля и Соня. На табуретке, сладко жмурясь, дремлют коты. Над столом – слова Иоанна Златоуста: «Любить - дело мужей, а уступать - дело жен. Потому, если всякий будет исполнять свой долг, то все будет крепко; видя себя любимой, жена бывает дружелюбна, а встречая повиновение, муж бывает кроток».
Когда пирог порезан на треугольники, матушка распрямляется:
- Вот так мы живем тихонечко в Шаталове уже десять лет. Без выходных и отпусков.
Отец Сергий вынужден был прервать свое служение лишь однажды. И произошло это вот при каких обстоятельствах.
- Приехали к нам специалисты по парашютному спорту и попросили: «Батюшка, побудьте вместе с нами… Благословите, молебен послужите…» - вспоминает отец Сергий. - А я с детства хотел прыгнуть с парашютом. В юности всю подготовку прошел, но довести дело до конца так и не решился… И тут мне стали рассказывать про парашютный спорт, предложили посмотреть на землю из вертолета… В общем, подняли в небо, но сразу предупредили: «Вы лучше с парашютом не прыгайте, а то потом понравится и не сможете без этого…» И вдруг спрашивают: «Ну что, вы прыгать будете?» - «Ну, давайте!» Надели парашют и выкинули из вертолета. Ощущения, конечно, неописуемые. Через некоторое время я съездил с ними в монастырь и опять прыгнул. В этот раз я уже подготовился, взял с собой видеокамеру - небо поснимать. С нами были воспитанники детского дома – они хотели посмотреть на Смоленщину с высоты птичьего полета. Ребята потом говорили: «Батюшка прыгнул хорошо, но встать уже не смог».
Я получил открытый перелом ноги и полгода больничного. Правильно говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. Ведь с этого времени и началось строительство церкви в Шаталове. Когда я лежал в профилактории, мне повезло с соседом по палате. Мы разговорились и подружились. Я рассказал о своей мечте построить храм. И с его помощью началось строительство. Господь так устроил, что храм был возведен. А небо я до сих пор люблю…

«Что с ней, доктор?»

Беда, как всегда, пришла внезапно. В 2013 году средняя дочь Володченковых, Оля, переболела ветрянкой. С тех пор начались приступы: девочка стала просыпаться по ночам и задыхаться. Результаты обследования оказались неутешительны. Врачи диагностировали опухоль. Она находится в височно-теменной зоне мозга, которая отвечает за всю правую сторону тела, движения, органы дыхания… Уже несколько лет девочка пьет таблетки, которые позволяют ее жить полной жизнью второклассницы: Оля любит рисовать, лепить из пластилина, читать истории о Питере Пэне и мечтает стать поваром, чтобы печь вкусные торты… Но как поведет себя болезнь во время подросткового возраста - неизвестно.
- Израиль за нас не взялся, - вздыхает матушка Юлия. - А вот немецкие врачи готовы сделать операцию. Но стоит это огромных денег - 60 тысяч евро. Мне становится грустно. 60 тысяч евро - сумма для сбора очень большая.
- Ваши дочери пойдут по вашим стопам? - спрашиваю я, чтобы как-то разрядить обстановку.
- Они сами выберут свой путь.
- То есть у Оли есть шанс стать поваром?
Матушка улыбается, а батюшка отвечает:
- Понимаете, детей нельзя заставлять. У нас вот у Ани прекрасный музыкальный слух, она хорошо поет и играет на пианино. Но все через силу. Поэтому когда она ушла на горное скалолазание, мы не стали препятствовать.
Я даже чаем поперхнулась:
- Горное скалолазание? В деревне под Починком?
- В Шаталовском детском доме есть скалодром. Тренер никому не отказывает: ни детдомовским, ни деревенским… А те ребята, которые отличаются успехами, едут в Десногорск на соревнования.

Три кита Шаталова

В Шаталове жизнь вертится вокруг трех учреждений: церкви, гарнизона и детского дома.
- Однажды у меня родилась мысль: как было бы здорово сделать тир, чтобы ребята могли приходить пострелять, - вспоминает отец Сергий. - И вдруг нашелся человек, который подарил пневматическое оружие. К нам теперь после школы детишки прибегают – и пацаны, и девчонки – все стреляют. Площадку мы за храмом оборудовали - со щитом и крышками от банок… Интересно!
В детском доме работают чудесные специалисты. Детки сюда в основном приходят педагогически запущенные. Лица каменные! Но доброе слово лечит, и они оттаивают. У нас недавно радость была. Привезли угрюмую девочку, никак не разговорить… А потом она разулыбалась – вы бы видели эту улыбку! Мы с педагогами так радовались: наша Люба заулыбалась!
- Отец Сергий, у вас совершенно чудесный колодец возле церкви есть - и всякий, кто едет, останавливается... А вы свои идеи из какого неиссякаемого родника черпаете?
Матушка Юлия смеется:
- Начинается с того, что батюшке почему-то ночью не спалось. Утром я просыпаюсь, а он мне: «Матушка, такая идея родилась!»
- Мы недавно в озеро запустили карпа, - улыбается священник. - Не для того чтобы ловить и есть, а ради красоты… Вода чистая, глянешь на озерную гладь - и видно, как у дна рыба плавает. Хочется красоты, понимаете?
Киваю. Что ж тут непонятного?

Каждый охотник желает знать…

Липа - трехцветная кошка. Она много спит и важно ходит по половицам. Липа любит приносить домой пойманных кротов и раскладывать их в ряд на коврике… Мол, чешите меня за ушком!
Серебристый Мурзик более юн и резв. Мурзик - любимец Оли, которая готова затискать его до смерти.
Еще у четы Володченковых есть две собаки. Серьезный и ворчливый Жук, будку которого лучше обойти вдоль забора, и юный Чоп. В переводе его имя означает «частное охранное предприятие». Пес вовсю пытается оправдать свое амплуа, звонко лает и виляет коротеньким хвостиком.
Особенная гордость - это птичий двор, по которому важно ходят диковинные птицы.
- Мне просто хотелось чего-то для души, - объясняет отец Сергий. - Однажды мы шли по базару, и я увидел коробку с надписью «Фазаны». Вот, купил…
Завороженно гляжу на пестрых самок и на перья, которые летят из них.
- Быстрая птица, но такая глумная! И глупая, - тихо говорит матушка Юлия и тут же чуть погромче прибавляет: - У нас и куры были, и кролики. Они такие чудесные! В прошлом году нам подарили утят - целых два выводка! Мы их вырастили, а потом… раздали. Отцу Сергию нельзя забивать, а у меня рука не поднимается.
- А от фазанов польза есть?
- Есть, - матушка Юлия загадочно улыбается. - Батюшка смотрит на них и радуется…
P. S. Деньги на лечение Оли собрали всем миром буквально за две недели. Семья Володченковых и фонд «Центр культурного развития и социальной поддержки семьи, материнства и детства» благодарит всех, кто помог словом и делом. На прошлой неделе Олю Володченкову прооперировали в Германии. Мы желаем девочке скорейшего выздоровления!

Фото Марии АВАНЕСОВОЙ


Автор: Мария Демочкина








 


© Рабочий путь
Комментарии для сайта Cackle